«Человек больше войны»

По книге Светланы Алексиевич « У войны не женское лицо»

Сцена из спектакля.
Слева направо: Е.Сеничкина, Ю.Черепнина, Е.Овчинникова, А.Руцкая.

«А я помню с детства: идем с бабушкой вдоль большого поля, она рассказывает: «После войны на этом поле долго ничего не родило. Немцы отступали… И был тут бой, два дня бились… Убитые лежали один возле одного, как шпалы на путях. Немцы и наши.
После дождя у них у всех были заплаканные лица. Мы их месяц всей деревней хоронили…» Поминали…
Это из книги Светланы Алексиевич « У войны не женское лицо», по которой поставлен спектакль театра ТРАП « Фиалки на штыке».
Спектакль-поминание.

«Написать бы такую книгу о войне, чтобы от войны тошнило, и сама мысль о ней была бы противна. Безумна. Самих генералов бы тошнило…»
Война – «нечеловеческое человеческое дело».
Война, которая уничтожает человеческое в человеке.
Война, которая поднимает Дух человеческий до самых высот горнего мира.
Война, которая перечеркнет жизнь жирным и черным словом НИКОГДА.
Война, которая заставит выживших поверить в Чудо.
Война совсем рядом. Если бы я взяла свою маму за руку, а моя мама свою маму, то до нее, до войны, можно было бы дотянуться рукой.
Война, которая рядом с каждым из нас,теперешних.

Попробуй рассказать об этом. У тебя, режиссера, есть час времени.
Попробуй достучаться до зрителей, чтобы они захотели услышать.
У тебя есть 4 табуретки, пара плащ-палаток, солдатские каски, зато настоящие, цветные лоскуты да красные ленточки.
Попробуй…
«Из какой-то деревяшки…Из какой-то там фантазии…
Да еще ведь надо в душу нам проникнуть и поджечь.»

И проникают в души зрителей пять нежных девочек, пять женщин, пять талантливых актрис. Удивительно естественных, живущих во многих женских лицах — героинь Светланы Алексиевич. И ты им веришь. Веришь каждому сказанному слову. Потому что говорят правду. Потому что вот так оно было на самом деле. Рассказывают, поют, танцуют…
Спектакль очень ритмичен. Актрисы, свет, предметы на сцене, всё движется в едином танце, перетекая из сцены в сцену, из истории в историю, из смеха в слезы.
Четыре табуретки – военная полуторка, переставили местами — отдых на привале, мимолетное движение — боевой самолет, через несколько минут — бруствер окопа. Атака.
Скатерть на столе. За столом женщина, в руках у нее маленький треугольник – письмо от дочери, с фронта…И вдруг из скатерти рождается свиток, свиток – малыш в маминых руках.
Спектакль обжигает.
Режиссер предельно деликатен, зрителя не пытают спецэффектами, бьющими по психике.
Всего лишь маленькая красная ленточка из солдатского ботинка – стертая до крови маленькая женская ножка…
Всего лишь красный лоскуток на белоснежной рубахе, у сердца…
Всего лишь неистовый аккордеон во время боя.
Всего лишь падающий в тишине снег…
Спектакль выворачивает наизнанку, и твое обнаженное сердце бьется, болит от тоски, горя, жалости ко всем этим девочкам, женщинам, маленьким, нежным, которые чудом выжили, которые защитили, которые спасли, которые не дали погибнуть другим и заплатили за это своими жизнями и жизнями своих детей, своими искалеченными телами, своей болью, своим страхом и бесконечной смертельной усталостью.
Но они смеялись, они танцевали, они любили, они мечтали…Потому что Жизнь сильнее.
Они шили юбки из вещмешков и завивали челки, они хранили свои платьишки, они плакали из-за отрезанных кос…
Девочки, хрупкие девочки…

Об этом спектакль.
«А душа, уж это точно, ежели обожжена,
Справедливей, милосерднее и праведней она!»
Чтобы наши души стали справедливее, но еще больше – милосерднее.
Чтобы помнили.
Спектакль – поминание. Спектакль – благодарность.
Тем самым девочкам, о которых писала Юлия Друнина, чьи стихи звучат рефреном в спектакле…
Целовались.
Плакали
И пели.
Шли в штыки.
И прямо на бегу
Девочка в заштопанной шинели
Разбросала руки на снегу.

* * *

Ключевою
слезою
кровь
не смыть.
Девочке,
Господи,
Зое,
Зоеньке,
сотри память,
дай забыть,
что значит
быть,
а через миг
не
быть.
Господи,
за подожжённый сарай
забирай.
Как серёжку в мочку
вставь –
забери
себе
эту
девочку.
И если
мы забудем
гордую девочку
с отрезанной
грудью,
придавленные
бытовых дел
грудой,
Ты не отпускай
её,
гордую,
от своей груди.
Мы всего лишь
люди,
Господи…
Мы всего лишь люди…
Не ведаем,
что творим.
(Ю.Шпилевой)

«Фиалки на штыке» — спектакль, который тормошит человека, потерянного «под бытовых дел грудой», который сдирает коросту с очерствевшего сердца, который будит память.
Потому что забывать об этом нельзя.
Забудешь о войне – она придет снова.

Спасибо тебе, удивительный ТРАП!

kropeleczka

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Светлана / Мар 11 2015

    Большое спасибо за спектакль «Фиалки на штыке» Спасибо за не забытую тему хрупких женщин на войне. Нельзя забывать войну, хорошо , что снимаются фильмы и ставятся спектакли и что фильмы смотрят и залы полны. Ведь современные школьники , студенты уже не очень знают и понимают огромное значение победы в Великой Отечественной войне. Нет в нашей стране семей, которых не коснулась война и поэтому надо хранить память о людях и событиях войны! Спектакль очень понравился , игра молодых актрис их передача авторского текста зрителю и режиссерское видение темы. Невольно наворачивались слезы от пронзительных слов молодых девушек ушедших на войну!!! Спасибо режиссеру и актерам за спектакль

Трекбэки и Пингбэки

  1. | Театр ТРАП
Оставить комментарий